Новая вспышка на Солнце: космонавты МКС получили двойную дозу радиации

фoтo: pixabay.com

Этa вспышкa стaлa сaмoй мoщнoй вспышкoй нa Сoлнцe из чeтырex прeдыдущиx, случившиxся с нaчaлa сeнтября. Кoррeспoндeнт «МК» выяснил всe пoдрoбнoсти нoвoгo сoбытия нa Сoлнцe и eгo пoслeдствия.

Свeтилo, нeсмoтря нa минимум свoeй aктивнoсти, стрoчилo пo нaм плaзмoй, кaк из пулeмeтa, всю минувшую нeдeлю. 4-5 сeнтября выдaлo сeрию из пяти выбрoсoв срeднeгo клaссa М, 6 сентября устроило взрыв класса Х9,3, каких земляне не помнили последние 12 лет (он стал также одной из пяти сильнейших вспышек на Солнце за всю историю наблюдений). За ним 7 и 8 сентября последовали еще две вспышки класса Х, которые, который, впрочем, обошли нас стороной. В заключении в воскресенье звезда выдала еще один сюрприз — четвертую за неделю вспышку наивысшего класса Х, которая вызвала мощное солнечное цунами от южного лимба светила до его центра. Часть вещества снова полетело в нашу сторону и заставило специалистов побеспокоиться по поводу радиосвязи, космических спутников и здоровья космонавтов гораздо больше, чем во время предыдущих солнечных эскапад.

— Воскресная вспышка X8,2, которая была зафиксирована 10 сентября примерно в 19.00 по московскому времени, принесла нам большую порцию высокоэнергетических протонов, чего нельзя было сказать о предыдущей вспышке Х9,3 (она была «начинена» более слабыми протонами), — рассказал «МК» руководитель Центра прогнозов космической погоды Института земного магнетизма и распространения радиоволн РАН (ИЗМИРАН) Сергей ГАЙДАШ. — Поэтому, несмотря на меньший индекс, она более агрессивная. Прибытие на Землю протонного заряда наши приборы зафиксировали уже через 20-30 минут после вспышки, основное вещество ожидается только к 12-13 сентября.

По словам Гайдаша, если бы со стороны ученых не последовало своевременного информирования представителей космической отрасли о прибытии этих протонов, многие геостационарные спутники, которые летают на высоте около 36 тысяч км, могли бы потерять ориентацию.

— ГСС должны все время ориентироваться на так называемые опорные звезды, чтобы корректировать свое положение на орбите, — говорит ученый,- этих звезд не очень много. А когда происходит протонная вспышка, каждый протон принимается космическими аппаратами (КА) за звезду (а их миллионы!), спутники начинают беспорядочно раскручиваться, так что в итоге могут вообще выйти из строя. Чтобы этого не происходило, мы с 2006 года составляем прогнозы для некоторых наших компаний, обслуживающих КА. В случае такого мощного выброса Солнцем протонов, какое произошло в минувшее воскресенье, специалисты выключают автоматическую ориентацию и начинают управлять спутниками с Земли вручную. Это очень сложно, но только это помогает спасти миллиардные аппараты.

Техника не выдерживает, а как же люди, наши космонавты, работающие на Международной космической станции? Чтобы понять, какая доза излучения фиксировалась на борту, и как защищались члены российского экипажа в эти нелегкие дни солнечных возмущений, мы обратились в лабораторию мониторинга отдела радиационной безопасности ГНЦ РФ «Института медико-биологических проблем РАН».

— Я вам отвечу так: ничего страшного не произошло, несмотря на то, что последняя вспышка Х8,2, по данным, полученным нами в понедельник, примерно в 100 раз превысила по мощности предыдущую Х9,3, — ответил нам доктор технических наук Виктор МИТРИКАС. — Она добавила к ежедневной дозе космонавтов, которая составляет 20-25 милирад, дополнительные 20 милирад (100 рад=1 Грэй — Авт.). Американские датчики на МКС к 14.00 11 сентября показывали уже 40 милирад, что подтверждалось и нашими замерами. Плотность потока протонов вечером 10 сентября составляла 2,74 на 10 в 8 степени, то есть 274 миллиона протонов на 1 квадратный сантиметр. Это в 15 раз мощнее протонных потоков от всех сентябрьских вспышек вместе взятых (для справки, рекордным в плане протонных высыпаний был 2003 год, когда мы насчитывали более 3 миллиардов протонов на 1 квадратный сантиметр».

Все это не могло не изменить обычный распорядок дня космонавтов. По словам Митрикаса, в воскресенье вечером им дана была команда не заходить в малые модули, в которых можно получить в 1,5 раза больше радиации, чем в обычных. Никаких защитных капсул у них пока не имеется. Лишь в октябре с новым грузовым кораблем «Прогресс» на МКС доставят новую защитную стенку, которая напоминает матрас, и набита средствами личной гигиены, в частности влажными салфетками (их влага является основным защитным компонентом от радиации). Этим «матрасом» предполагается защитить кабину правого борта, которую сейчас занимает космонавт Сергей Рязанский.

Интересно, что пролетая над родной планетой, члены экипажа периодически пересекают так называемые аномальные радиационные зоны, независимо от того, фиксируются вспышки на Солнце или нет. К примеру, зоны с повышенным радиационным фоном существуют над Южной Атлантикой и Бразилией, где отроги радиационных поясов Земли находятся на расстоянии 200 км от поверхности Земли. К примеру, над Россией и другими странами эти отроги располагаются гораздо выше — начиная от 1000 километров.

Не обошлось и без повышения радиационного фона на Земле. Его зафиксировали сотрудники ИЗМИРАНа своими приборами. За всю историю наблюдений космической погоды такое случалось 74 раза, последний раз — в 2014 году.

— Повышение радиационного фона никак не скажется на землянах, — успокоил наших читателей Митрикас. — Он всегда находится в пределах допустимых норм. Все-таки не надо забывать, что мы находимся под защитой магнитного поля. А вообще в Москве в зависимости от районов, уровень радиации может отличаться в несколько раз! Есть места, где уровень радиации составляет 0,27 милирад в сутки, а есть и по 0,42 милирада. Последнее значение фиксируется возле гранитных памятников, которым свойственен повышенный фон излучений.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.